Пресс-релиз. У многодетной русской матери Вероники Стопкиной финны изъяли сына без основания

В Финляндии в очередной раз у русской матери изъяли ребенка. Вероника Стопкина просит помощи у российских властей, у Павла Астахова, и у российских журналистов.

Комментарии правозащитника Йохана Бекмана:

«-- Русская мама Вероника Стопкина, которая имеет с финским мужем трое сыновей, и оба имеют уже взрослых детей, получила 27.11.2015 из школы собщение о том, что ее 10-летний сын Томас изъят из семьи прямо в школе и передан в неизвестноое место. По версии социальной службы, Томас якобы пожаловался, что его наказали дома, хотя никакого доказательства этому нет. У родителей нет никаких проблем, семейного конфликта нет. Вероника и ее финский муж просто шокированы. Они прежде всего попросили предявить им письменное решение, но им отказали. Как известнo, в Финляндии любого ребенка можно изъять без решения суда, без доказательств, на основании субъективного мнения одного представителя социальных служб. Родителям собщили, что они не имеют права знать, где находится Томас, а также и другие дети или родственники не имеют права контактировать с Томасом. Забавно, что другие дети — 6- и 13-летние сыновья, остались дома. Это означает, что условия дома не могут быть опасными для детей. Еще раз повторяю, чтo данные решения — изъять ребенка, передать в приемную семью или частный детдом, изолировать от родителей тотально — такие решения может принять один единичный представитель социальный службы без объяснения, без доказательств и без решения суда, только на основе субъективного мнения. Известно, что Томаса передали в частный детский дом, который зарабатывает несколько сотен евро за сутки за одного ребенка. Понятнo, что фирма делает все для того, чтобы ребенок жил там максимально долго. Итак, Томасу сказали в детдоме, что родители отказались от него и не хотят с ним общаться, когда на самом деле родителям запретили контактировать с сыном. Когда наконец родителей пустили к Томасу, это было сделано предельно сложно. Частный детдом находится далеко, туда надо ехать сотни километров, встречаться можно крайне редко. Родителям Томас пожаловался, что он как в тюрьме и хочет домой, он должен спать в грязных простынях. Сейчас Томас живет в тюрьме, никаких решений суда нет, он хочет домой, он изолирован от родителей и братьев. Никаких доказательств против родителей нет. Я уверен в том, что на решение изъять без основания сына у многодетной русской матери прежде всего повлиял тот факт, что у нее есть русское имя и русская фамилия. Из реестра представители социальной службы поняли мгновенно, что мама русская. Они же не общались с мамой до изъятия, они просто забрали ребенка из школы. У финского минздрава есть официальные рекомендации о том, что русские родители якобы регулярно избивают своих детей, поэтому, их легче изымают.»

Вероника Стопкина просит помощи у российских властей, у Павла Астахова, и у российских журналистов.